Документы об арестах и гибели Игоря Терентьева

 

 

Из обвинительного заключения 1931 г.

Выписка из протокола Судебной Тройки

Ходатайство лефовцев

Секретная записка ГПУ в ЦКК КП(б)У 

Две газетные статьи 1937 г. 

Справки о расстреле И. Терентьева

 

 

Из обвинительного заключения 1931 г.  (1)


<…> На основании изложенного ТЕРЕНТЬЕВ Игорь Герасимович 1892 года рождения, уроженец г. Павлограда, из дворян, сын бывшего Начальника Екатеринославского Губернского Жандармского Управления, бывший офицер, женатый, б/п, чл. Союза Рабис, под судом и следствием не состоявший, режиссер Днепропетровского Государственного Рабочего театра обвиняется в том, что:

1) В контрреволюционных целях имел сношения с представителем иностранного государства, в частности, с английской контрразведкой в Константинополе.

2) На протяжении 1923-30 года поддерживал, в тех же целях, связи с агентами английской контрразведки, проживающими на территории СССР, и информировал их о своей к.-р. деятельности.

3) Состоял членом контрреволюционных организаций в гг. Ленинграде и Харькове.

4) После приезда из Константинополя в СССР в течение всего периода 1923-30 г., состоя режиссером различных театров, в силу данных ему заданий в Константинополе и в силу принадлежности его к к.-р. организациям, систематически проводил вредительство в области театра.

Вредительство на театральном фронте заключалось в умышленной контрреволюционной трактовке пьес, содержавшей в себе элементы подрыва и ослабления Соввласти,

т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 54-3, 54-10 и 54-11 УК УССР.     

 

                     В и н о в н ы м  с е б я  п р и з н а л

 

          Посему, рассмотрев все следственные материалы                 

 

                   П О С Т А Н О В И Л

 

Настоящее следдело № …. Направить на рассмотрение Судебной Тройки при Комиссии ГПУ УССР с ходатайством о применении к обв. ТЕРЕНТЬЕВУ Игорю Герасимовичу высшей меры социальной защиты                   

 

                            р а с с т р е л а


ОПЕР. УПОЛНОМОЧЕННЫЙ   <подпись>  /ГРИНЕР/

«СОГЛАСЕН»  НАЧАЛЬНИК СПО СЕКТОРА   <подпись>  /ГОВЛИЧ/

«УТВЕРЖДАЮ» ЗАМ. НАЧ. ДНЕПРОПЕТРОВСКОГО ОПЕРСЕКТОРА ГПУ УССР    <подпись>  /Леонюк/

 


Выписка из протокола Судебной Тройки (2)

 

Выписка из протокола № 111/197 Судебной Тройки при коллегии ГПУ УССР от 22 сентября 1931 г. 

 

               СЛУШАЛИ                                                        

 

9. Дело № 773/18222 Днепропетровского Оперсектора ГПУ по обвинению ТЕРЕНТЬЕВА Игоря Герасимовича, 40 лет, по ст. 54-10 УК УССР

 

            ПОСТАНОВИЛИ

 

ТЕРЕНТЬЕВА Игоря Герасимовича заключить в концлагерь, сроком на ПЯТЬ лет, считая срок с 26/I – 31 г.

Дело сдать в архив 

 

<Подпись, печать>

Верно: Секретарь Судебной Тройки

 

 

Ходатайство лефовцев


Нам стало известно, что один из талантливейших молодых режиссеров-новаторов Игорь Терентьев приговорен к длительной высылке в Котлас.

Полагая, что приговор не имеет в виду лишить его возможности вести весьма ценные теоретические изыскания в области искусства и театроведения в частности, мы просим заменить Котлас каким-либо другим пунктом, ближе расположенным к научным и культурным центрам страны, с тем, чтобы он мог в своей теоретической работе пользоваться всеми необходимыми материалами и пособиями.

Мы убеждены, что он как крупная величина в области искусствоведения сможет принести немалую пользу строящемуся советскому искусству.

 

Москва, 10 декабря 1931 г.

 

Ник. Асеев

О.М. Брик

Л. Кассиль

П. Незнамов

В. Катанян

С. Кирсанов

В. Жемчужный


Группа членов Л.К.С.М., работавших в последнее время с И. Терентьевым в Днепропетровском Рабочем Театре (Д.Р.Т.):

 

1. Липкин Ф.

2. Монкевич Б.

3. Шведак Н.С.

4. Мельник В.Ф.

5. Литвиненко Я.

6. Куклин Л.

 


Секретная записка ГПУ в ЦКК КП(б)У


8 января 1932 г.

№ 18/сг

м. Харкiв – г. Харьков


Сов. Секретно

Только лично

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ЦКК – НК РКИ

Тов. Затонскому


В связи с ходатайством группы писателей и комсомольцев о режиссере Игоре ТЕРЕНТЬЕВЕ, подлежащем высылке в концлагерь сроком на 5 лет считаю необходимым сообщить Вам следующее:

Игорь Герасимович ТЕРЕНТЬЕВ бывш<ий> дворянин, сын жандармского полковника, начальника Екатеринославского губернского жандармского Управления, в прошлом офицер старой армии. Брат его Владимир состоял на службе во Врангелевской контрразведке. Оба они (отец и брат) после разгрома белых эмигрировали в Константинополь вместе со всей семьей, где отец и умер.

Сам ТЕРЕНТЬЕВ, Игорь Герасимович, в 1922 году, будучи в Константинополе, через брата Владимира связался с английской контрразведкой в Турции, получил ряд заданий шпионско-разведывательного характера.

Работая в театре в качестве режиссера, ТЕРЕНТЬЕВ умышленно искажал текст пьес, чрезвычайно тонко трактуя пьесы в антисоветском духе. Систематическое наблюдение за деятельностью ТЕРЕНТЬЕВА дало ряд фактов, свидетельствующих о том, что антисоветская работа ТЕРЕНТЬЕВА была не случайной, а систематической. Между прочим, отдельные сигналы об антисоветской деятельности ТЕРЕНТЬЕВА дошли до нас через прессу (3).

Деятельность театра, руководимого ТЕРЕНТЬЕВЫМ, была обследована специальной партийной комиссией в марте 1931 г., обнаружившей ряд конкретных фактов организации и работы этого театра на антисоветских основаниях и с контрреволюционными целями. В числе подписавших ходатайство о ТЕРЕНТЬЕВЕ имеются комсомольцы ЛИПКИН и МАНКЕВИЧ, которые были нам известны ранее как непосредственные участники в деятельности ТЕРЕНТЬЕВА и горячие сторонники его идей. В частности, МАНКЕВИЧ, группорг ЛКСМУ, председатель Месткома, являлся наиболее горячим сторонником ТЕРЕНТЬЕВА, был по предложению этой комиссии снят за бездеятельность и настойчивое нежелание сойти с позиции своих ошибок.

Из изложенного выше очевидно, что ТЕРЕНТЬЕВ является яркой контрреволюционной фигурой, выслан он совершенно основательно, его местонахождение «ближе к научным и культурным центрам страны», как об этом пишут ходатайствующие, является вовсе нецелесообразным. ТЕРЕНТЬЕВ уже отправлен по месту назначения.

 

ЗАМ. ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГПУ УССР <подпись> /КАРЛСОН/

 


Две газетные статьи 1937 г. (4)


1). Контрреволюционная пропаганда под маской «агитбригады».


Даже самое поверхностное ознакомление с репертуаром так называемой «агитбригады» КВО Дмитлага приводит к убеждению, что мы имеем здесь дело во многих случаях с явной контрреволюционной пропагандой с подмостков сцены, плохо прикрываемой фиговым листочком «часту<шек»> (5).

 

<До посл>еднего времени в репе<ртуаре> «агитбригады» преоблада<ли купле?>ты бывшего руководите<ля Терен>тьева, ныне арестованно<го> (6). В е>го пошлых стишках <«Былью> стали небылицы» и «В<олга> вступает в канал» протас<кивае>тся контрреволюционная кле<вета> на партию, на страну, на <колле>ктив строителей канала.

 

Д<о си>х пор, несмотря на протес<ты> общественности, из репер<туар>а не изъяты контрреволюционные стихи шпиона Шаргородского.

 

В песне лагерного «поэта» Ша<…>ова «Гой ты Волга-свет» опо<шляет>ся народный былинный эпо<с>, неприкрыто проповедуется вел<ико>державный шовинизм.

 

Остальные тексты песни репертуара агитбригады являют собой букет пошлятины. В стихотворении «Ты пряди, попрядывай» того же врага Шаргородского есть такое место:         

 

У коммуны Болшевской         

С песнями и танцами (?!)         

Молодая строится         

Сталинская станция.

 

В стихотворении Терентьева «Канал» есть такие «перлы»:         

 

На удивленье Америк         

Наше государство         

Пропеллерные двигатели строит         

И воду жмет (?!) не хуже         

Чем в ущельи Терек (?!!)

 

В этом же «произведении» опошляется имя великого русского поэта А.С. Пушкина.

 

Частушки «Былью стали небылицы» (все того же неутомимого «сочинителя» Терентьева) являют собой верх беспардонной пошлятины:         

 

Подошел Баумгольц к откосам         

Загудела (?) вся земля         

По пропеллерным насосам         

Тянут (?!) Волгу до Кремля.

Кубометров миллионы         

Улеглись и вглубь и вширь         

Шестоперов по бетону         

Первый волжский богатырь (!!!)

 

Ко всему этому стоит лишь добавить, что весь репертуар «агитбригады» тщательно просмотрен (по его же собственному утверждению) начальником КВО коммунистом тов. Липским.

 

Нелишне отметить, что тот же тов. Липский при обсуждении итогов смотра работ «агитбригады» рьяно защищал бывшего ее руководителя врага Терентьева, всячески расхваливая его «талантливость».

 

Из-за беспечности и политической слепоты руководителей КВО коммунистов тт. Липского и Явица до последнего времени орудовали враги в лагерной «литературе» – журнале «На штурм трассы» и «Библиотеке перековки», создавались дутые имена каналоармейским «писателям» и «поэтам».

 

Непонятно, почему весь репертуар «агитбригады» не подвергался предварительному контролю органов Главлита, в результате чего под прикрытием «специфики» лагеря, а по существу из-за бесконтрольности руководителей КВО, допускается открытая контрреволюционная пропаганда в печати и с подмостков сцены.

 


2). Халтура, трюкачество и пошлость. О выступлении центральной агитбригады культурно-воспитательного отдела Дмитлага.


26 мая состоялся вечер закрытого просмотра работы коллектива центральной агитбригады КВО Дмитлага.

 

Начальник культурно-воспитательного отдела т. Липский перед выступлением в беседе с отдельными товарищами заявил:

 

– Агитбригада перестраивает свою работу. Полностью изменен репертуар. Агитбригада работает над серьезным материалом. В ее репертуаре вы увидите теперь серьезные пушкинские вещи. Заново переработан текстовой материал коллективных выступлений. Агитбригада покажет замечательных людей нашей стройки.

 

Собравшиеся в клубе представители общественности, проф<сою>зный и культактив с интере<сом> ждали выступления агитбригады. Многим были памятны прежние ее выступления, сплошь состоящие из халтуры и лагерной «экзотики», несерьезной, а <п>орой и вредной подачи матери<ал>а. Давно отвергнутые формы <«Си>ней блузы», формалистические <пр>иемы, трюкачество, отсутствие <на>стоящего художественного вкуса – все это пышно процветало в <вы>ступлениях центральной агит<бр>игады. Эти выступления неод<но>кратно вызывали чувство не<до>умения у зрителей.

 

<И> вот мы видим новое выступ<лени>е агитбригады после ее «пе<ре>стройки». На сцене не простые <лю>бители. Уменье держаться на <с>цене, <хор>ошее знание своих ролей <по>каз<ываю>т, что перед нами выс<ту>паю<т п>олупрофессионалы. Чле<ны> к<оллект>ива собраны со всех <ра>йо<нов с>троительства. Работа в <аг>итбригаде – их основное заня<т>ие.

 

Открывается занавес, и перед <з>рителями предстает сцена из <поэ>мы А.С. Пушкина «Цыганы». <С> первых же слов поэмы пора<ж>ает недопустимая вольность по<с>тановщиков в обращении с тек<с>том великого русского поэта. <З>рители не слышат многих заме<ч>ательных мест поэмы. Их нет, они выброшены безжалостной рукой постановщика – руководителя агитбригады, ныне снятого с работы И. Терентьева. Песни и пляски, поданные по ходу действия поэмы, сопровождаются кабацкой музыкой «собственного производства».

 

На сцене нет пушкинской Земфиры, нет и старого цыгана. У Пушкина Земфира поет свою песенку, сидя у колыбели. В постановке агитбригады Земфира поет эту песню вместе со своими подругами, лихо кружась в причудливом танце, и выделывает такие коленца, о которых вряд ли было известно вольным цыганам пушкинского времени.

 

Так же искажен и образ старого цыгана, представленного каким-то толстовцем, непротивленцем злу. С опущенной головой старик смотрит на сцену убийства, совершенного Алеко, и мягким голосом просит его покинуть табор. И совсем уже неожиданно в финале сцены старый цыган начинает хлопать в ладоши, приглашая устроить пляску (?!) над трупом своей дочери и ее возлюбленного.

 

Так заканчивается эта насквозь изуродованная пушкинская поэма. Безжалостная рука Терентьева не оставила в ней ничего пушкинского. Пошлостью веет от такой трактовки одного из самых лучших произведений великого поэта.

 

«Сказка о попе и его работнике Балде» А.С. Пушкина в постановке агитбригады была явной потугой вызвать во что бы то ни стало смех у зрителей. К этому, очевидно, были направлены все усилия постановщика. Набор цирковых аттракционов, трюкачество – вот что получилось на сцене вместо серьезного показа замечательной пушкинской сказки, основанной на народном творчестве.

 

Этим и закончился показ работы центральной агитбригады над пушкинским материалом. Далее пошли старенькие, давно знакомые «номера». Пошлостью, цыганщиной, халтурой, всем тем, о чем так много говорилось раньше, снова повеяло со сцены. От «перестройки» не осталось и следа.

 

Особенно возмутительной была представленная сценка «Сапожник и заказчица», местами граничащая с порнографией. Только отсутствием какого бы то ни было художественного вкуса и идейной направленности можно объяснить выпуск подобных вещей.

 

Дальше пошли «частушки», основанные на местном материале. «Канал» – стихотворение Терентьева – содержащее пустой набор слов и коллективные частушки «Былью стали небылицы» (текст того же Терентьева). Здесь можно было встретить такие «откровения»:         

 

Солнце, как мартен, ярится, (!!)         

Снегоплавы (?) потекли,         

Миллионы тонн водицы         

С пода жаркого земли.

 

Цыганщиной и самой низкопробной халтурой зазвучали со сцены такие «музыкальные вещи» как «Ты пряди, попрядывай», содержащие пошлость в каждом куплете.

 

И только самая незначительная часть программы заслуживает положительных отзывов. Хорошо играл восточный музыкальный ансамбль национальной агитбригады, исполнивший пролог из узбекской оперы «Фархад и Ширин», а также «Тюркский марш» (муз. Ирати) и «Весну» (муз. Джабарова). С большим мастерством играли гитаристы Стручко и Косаревский и баянист В. Лужнов. Замечательно исполняли кабардинский танец Хачатурьян и Карапетьян. Хороши акробатические выступления (Бухрадзе) и русские пляски в исполнении А. Бандер. Эти номера заслуживают всяческого одобрения и могут с успехом быть показаны во всех районах строительства.

 

Но основной материал центральной агитбригады надо перестроить. Нужна настоящая, а не показная перестройка.

 

Агитбригада стоит на неправильном творческом пути. Эта форма давно отжила и должна быть заменена крепким коллективом художественной самодеятельности. С ее теперешним творческим направлением и с вредным репертуаром агитбригада не оправдывает своего назначения и роли художественного коллектива.                                                                           

 

                                                                                        В. Мохов                                                                           

                                                                                         Начальник Центрального клуба МВС

 

 
Справки о расстреле И. Терентьева

 
1). СПРАВКА

 

                                 Сов. секретно

 

Терентьев Игорь Герасимович

Решением НКВД и прокурора СССР от 16 июня 1937 г. приговорен к ВМН.

Приговор приведен в исполнение 17 июня 1937 г.

Зам. Начальника 10 отд. 1 спецотдела МВД СССР     <подпись>                                                                                                                                (Михалев)

                                                                           25 XII 1946 г.

2). СПРАВКА

 

                                                Секретно

 


Приговор о расстреле Терентьева Игоря Герасимовича приведен в исполнение в гор. Москве 17 июня 1937 г.

Акт о приведении приговора в исполнение хранится в Особом архиве 1-го спецотдела НКВД СССР том № 5 лист № 12

Нач. 12 отд-я 1 спецотдела НКВД СССР

Лейтенант госбезопасности                                                   

                                              (Шевелев)

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Большая часть материалов следственного дела И. Терентьева 1931 г., хранившегося в Центральном архиве КГБ СССР, опубликована С. Кудрявцевым в вып. 18 альманаха «Минувшее» (М.–Пб.: Atheneum–Феникс, 1995). Этот материал в публикацию не вошел. 

2. Этот текст (с ошибками) и следующие два из дела 1931 г. воспроизведены в изданной тиражом 150 экз. кн.: Терентьев И. Мои похороны: Стихи. Письма. Следственные показания. Документы / Сост. и подг. книги С. Кудрявцева. М.: Гилея, 1993. С. 43–45.  

3. К материалам дела, в частности, подшита вырезка из херсонской газеты «Надднiпрянска правда» (от 17 октября 1929 г.) со статьей С. Божко «Наше застереження», содержащей критический разбор терентьевского спектакля «Инкогнито» и в целом художественно-идеологической позиции руководимого режиссером театра «СОЗ». 

4. После заключения в Котласе, Терентьев был направлен на строительство Беломорско-Балтийского канала, где создал театральную агитбригаду из заключенных. В 1933 г. был досрочно освобожден и направлен на строительство канала «Москва-Волга», где возглавил Центральную агитбригаду Дмитровского лагеря НКВД. Статьи из газеты «Москва-Волгострой» (от 6 июня 1937 г.) подшиты к материалам следственного дела И. Терентьева 1937 г. Это дело, с которым удалось ознакомиться в ИЦ ГУВД Мособлисполкома, за исключением двух документов, пока не опубликовано. 

5. В вырезках имеются дефекты текста, местами чтение предположительное. 

6. Терентьев был вторично арестован 28 мая 1937 г. 

7. Второй документ ранее опубликован в кн.: Терентьев И. Мои похороны. С. 48. 

ВСЕГО В КОРЗИНЕ: 0

ПОКУПКА НА СУММУ: 0 РУБ.

В издательстве Grundrisse вышли две автобиографические книги авангардных художников – Алексея Грищенко и Натальи Касаткиной

img

Наталья Касаткина

Мой мир: Рассказы и письма художницы / Сост. Н. Гутовой

2020

Grundrisse

img

Братья Гордины

Анархия в мечте: Публикации 1917–1919 годов и статья Леонида Геллера «Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых» / Сост., подг. текстов и коммент. С. Кудрявцева

2019

Гилея (Real Hylaea)