Вторая новость из Марокко: Супрематические дома, паранойя и водка "Сахара"

 

1. Два гилейца (мужской и женский) путешествуют по Марокко уже почти две недели вместе с дочкой гилейки, живущей в Марокко и говорящей не только по-английски и французски, но и по-арабски и берберски. Она умеет со всеми договариваться и торговаться, знает местные порядки и пишет статьи о языке коренных жителей и книгу о Марокко. Иногда гилейцы бродили одни, пользуясь возможностью бродить в неизвестных направлениях шага и мысли.

 

После Касабланки - полукурортная Эль-Джадида (т.е. Новгород), где мы ночевали в пустом доме друзей, потом столичный Рабат с лучшим в стране соком из авокадо и огромной крепостью (касбой), возвышающейся над устьем реки и океаном, за ним - древний Фес. Среди улочек, тоннелей и тупиков очень большой и совсем средневековой медины Феса, среди развалин и гор мусора расположился наш маленький постоялый двор (риад), который содержат две пышнотелые француженки. Мужской гилеец, всегда хорошо ориентирующийся по карте, не понимал в тугих поворотах улиц ничего и шел в неизвестном направлении наугад, а женский гилеец, как и местные жители, не знающий карт, доверялся обманывавшему обоих чутью первого. Так оба неожиданно вышли к Меллаху и за 20 дирхамов даже были впущены в посещаемую раз в неделю 20-ю оставшимися в городе евреями глубоко спрятанную синагогу, где увидели Тору 17 века, - века Шабтая Цви, тоже, по сути, натурального Обердада, как и наш Йоханнес Баадер.

 

2. В привыкшем к многочисленным туристам кукольном Шефшауэне гилейцы столкнулись с очередным распространенным проявлением иерархизирующего мир сознания. Навязчиво предлагавший услуги импровизированного гида по крохотному и понятному городку житель в ответ на вежливый отказ закричал: "Паранойя!". Подозревая боязнь во всех, кто отказывается следовать его желаниям, этот бедный марокканец в очередной раз доказывает нам, что иерархические миры бесконечны, а коммуникационные стратегии проявлений межчеловеческой власти неисповедимы и что гилеец Антон с его мечтой об автономном рае в лесах неизбежно столкнется там со встречными волями, воспринимающими как паранойю даже его попытки по-своему следовать общим интересам, интересам коммуны. Или будет вынужден жить по уставу, а значит, в маленьком государстве.

 

3. Средиземноморский Мартиль запомнился гилейцам лишь одним - квартирой нашего друга Мохаммеда-Али, после ночлега в которой и попытки зайти утром в душ женский гилеец потребовал немедленного переезда в Танжер. Кстати, душа и горячей воды во многих местах в Марокко вовсе нет, поэтому ему (ей) можно было и потерпеть.

 

4. В космополитическом и испаноязычном Танжере, с касбы которого хорошо виден Гибралтарский пролив и испанский берег, гилейцы снова бесповоротно заблудились, но выдумали однозначный способ выбраться. Чтобы перестать двигаться в неизвестном направлении и найти дорогу к морю, гилейцы сообразили держаться одного из нескольких больших канализационных каналов, который успешно вывел обоих прямо на многолюдный городской пляж.

 

В Танжере и других марокканских городах есть, например, вот такие образцы истинно супрематической архитектуры - настоящие раскрашенные или безмолвно-белые архитектоны.

 

 

 

5. Много хороших книжек на французском и английском оказалось в Librairie des Kolonnes на бульваре Пастера, переходящем в Бельгийское авеню, ведущее к обнаглевшей от европейцев медине. Нашли даже три выпуска брошюры о русских эмигрантах в Марокко. Хозяин нашего пансиона сказал, что европейцы здесь почти не приживаются. У самого - жена немка, они в основном живут в Испании, но он на весь сезон уезжает в Танжер. У нашего знакомого Иссама из Касабланки была русская жена. Она не могла есть местную пищу, худела и худела, а потом вернулась к родителям.

 

6. И гилейцам пора домой тоже. Мужскому из них надо отдавать неизвестные стихи Поплавского в типографию (тираж, вероятно, ограничится 400 экземплярами) и скоро идти на защиту диссертации гилейца Степана про жизнь и героическое творчество Ги-Эрнеста де Бора.

 

7. Кстати, баров и магазинов, торгующих алкоголем, в Танжере значительно больше, чем во внутреннем Марокко или на Юге. Среди множества красных марокканских вин, импортных виски и неизвестных водок мужским и радостным гилейцем было найдено чудо - спиртовой 35-градусный напиток касабланкского производства с остроумным названием "Сахара". Вспомнил гилеец Сергей о гилейце Степане, вздохнул и один пить не стал.

 

l



Поделиться ссылкой:

ВСЕГО В КОРЗИНЕ: 0

ПОКУПКА НА СУММУ: 0 РУБ.

В последний месяц лета раскрываем информацию о наших планах

img

Грейл Маркус

Следы помады: Тайная история XX века / Пер. с англ. А. Умняшова под ред. В. Садовского

2019

Гилея

img

Ги Дебор

Ситуационисты и новые формы действия в политике и искусстве: Статьи и декларации 1952–1985 / Сост., коммент. и примеч. С. Михайленко; пер. с фр. С. Михайленко и Т. Петухова

2018

Гилея