В августе выйдет дадаистский роман Рауля Хаусмана "Hyle. Иллюзорное бытие в Испании"

 

В печать отдан важнейший текст немецкого дадаизма — роман "Hyle" Рауля Хаусмана (1886–1971). Ровесник Алексея Кручёных, лидер Берлин-дада писал его уже после бегства из нацистской Германии и, завершив работу в конце 1950-х, издал его в 1969 году во Франкфурте. События романа охватывают 1933–1936 годы, когда Хаусман с женой Ядвигой Манкевич и любовницей Верой Бройдо жили на острове Ибица. Перевод текста выполнен с немецкого языка Татьяной Набатниковой, предисловие написано французским исследователем Режисом Гейро, в тексте помещено 30 авторских фотографий, сделанных в конце 1920-х — первой половине 1930-х годов.

 

Р. Хаусман. Вера Бройдо. Начало 1930-х гг.

 

Вот небольшой отрывок из предисловия: "“Hyle” невозможно отнести к какому-либо жанру, даже понятие автобиографического романа, которое представляется наиболее адекватным, не подходит для определения этого произведения, и дело здесь, видимо, в том, что все известные литературные категории, пусть даже самые гибкие и универсальные, — это всё-таки литературные категории. Казалось бы, парадокс: перед нами книга, в которой повествование постоянно уводит нас в непредсказуемую сторону, где грамматика будто стирается, где синтаксис больше не гарантирует однозначного толкования фраз, где испанские, французские и русские слова вплетены в немецкий язык, а тот, в свою очередь, приемлет всевозможные жаргонизмы и несметное количество выдуманных слов. По всем признакам эта книга — памятник «авангардистской литературы», роман того же порядка, что и тексты Джойса, «Парижачьи» Ильязда (на мой исключительно субъективный взгляд) или «Бебюкин» и «О романе» Карла Эйнштейна, а при этом само слово «литература» будто не предназначено для описания того, что, в общем-то, вне всякого сомнения, обладает всеми свойствами литературного произведения. Вместе с идеей литературы теряется и та внутренняя необходимость текста, который как бы органически связан с жизнью автора, продолжает её на клеточном уровне и о ней же повествует. “Hyle” — это гораздо больше, чем литература, это своего рода сказ о грезящем «я» и о мире как о сбывшейся иллюзии. Не роман, а «иллюзорное бытие», как говорится в подзаголовке. В этом тексте нет притворства, нет ширмы, нет никаких уловок или тайных умыслов". Полностью текст предисловия (перевод Марии Лепиловой) можно прочитать ЗДЕСЬ.



Поделиться ссылкой:

ВСЕГО В КОРЗИНЕ: 0

ПОКУПКА НА СУММУ: 0 РУБ.

Наше собрание репринтов "Черепечатни" пополнилось "Пощёчиной общественному вкусу" с обложкой из мешковины и с приложением одноимённой листовки

img

Издания Николая Дронникова (Париж)

2000

Николай Дронников

img

Илья Зданевич (Ильязд)

Восхищение: Роман. Изд. 5-е, испр. и доп. / Сост., подг. текстов, коммент. и примеч. С. Кудрявцева

2022

Гилея (In girum imus nocte et consumimur igni)