Продолжаем публикацию материалов Рауля Хаусмана. На этот раз — две его статьи о сущности дадаизма

 

Продолжая публиковать на сайте материалы одного из главарей берлинских дадаистов Рауля Хаусмана (прошлые см. ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ), сегодня знакомим с двумя его полемическими статьями 1920 года, посвящёнными дадаизму и его смыслу и задачам. На русском языке они воспроизводятся впервые, обе перевела для нас Татьяна Набатникова.

 

Рауль Хаусман. Автопортрет Дадасофа. 1920

 

 

Первая короткая заметка "Что есть дада?" при жизни автора опубликована не была и сохранилась в виде машинописи в Берлинской галерее. Она обращена к двум немецким печатным органам. Газета “Die Rote Fane” («Красное знамя») — центральный печатный орган Компартии Германии. В июле 1920 г. в ней вышла критическая статья о Первой международной дада-ярмарке, где её организаторам был брошен упрёк в «буржуазном декадентстве», с которым «сегодняшний рабочий-революционер» не имеет ничего общего. Газета берлинских националистов “Deutsche Tageszeitung” в августе того же года опубликовала заметку «Отрава дадаизма», где, в частности, говорилось, что «известная часть людей в Германии – лишняя» и что Германия должна от них избавиться, если не хочет погибнуть сама.

 

Второй материал, "Объективное рассмотрение роли дадаизма", был напечатан в № 4 журнала "Kunstkopf", выпускавшегося в Берлине членами модернистской Ноябрьской группы. Этот текст был проиллюстрирован, в частности, ксилографиями Р. Хаусмана. Вот пара небольших отрывков из статьи:

 

Связанный с собственностью человек христианско-буржуазной Европы является средоточием священных законов своей трусости и боязни переживания и из этих слабостей породил трагическое искусство и культуру – он охотно сравнивает себя с Христом, который умер на кресте.  Но как христианство есть полная противоположность Христу, точно так же недостоверна и эта трагическая нота в христианском, буржуазном искусстве и культуре, которые всегда были лишь насмешливой маской для смехотворной погружённости в мелкую, собственническую, ограниченную защищённость, и все фразы об искусстве, перебрасывающем мостики между классами и мирами в Европе, стали употребительны и встречали некоторое понимание лишь потому, что буржуа и художник, пожалуй, знали ценность этого надувательства как средства идеализации и спасения чести эксплуататора, который тем самым маркировался в качестве «мецената культуры».

 

Дадаизм – переходная форма, которая тактически обращена против христианско-буржуазного мира и беспощадно изобличает смехотворность и бессмысленность их духовного и социального механизма. Это происхождение и обусловленность буржуазным обществом и культурой ставят в укор дадаизму и проклинают его как нереволюционный. Но при этом всегда упускают из виду, что пока ещё нет никакой пролетарской культуры, кроме буржуазной, да что там, сам пролетарий в основном буржуазно обусловлен и инфицирован – потому что он продукт буржуазного миропорядка. Однако революционирование пролетария – не есть дело быстроты или успеха одной лишь революционной акции, оно требует постоянной, очень тяжёлой работы по предотвращению обратного погружения пролетария в буржуазные привычки. Эту работу выполняет в области искусства дадаизм, который поэтому отвергает всякий выставленный напоказ идеализм или радикализм (искусства для искусства) и ставит во главу угла материализм имеющейся в мире и культуре ситуации.



Поделиться ссылкой:

ВСЕГО В КОРЗИНЕ: 0

ПОКУПКА НА СУММУ: 0 РУБ.

Публикуем малоизвестные листовки Малевича–Клюна–Менькова и Пуни–Богуславской, распространявшиеся на художественной выставке «0,10»

img

Юрий Злотников

Искусство как форма существования

2019

Grundrisse

img

Грейл Маркус

Следы помады: Тайная история XX века / Пер. с англ. А. Умняшова под ред. В. Садовского

2019

Гилея