Сообщаем о своих издательских планах до осени 2017 года

 

О некоторых планирующихся книгах мы уже сообщали, а с другими издательскими планами стало ясно только сейчас. Более того, эти новые идеи стали опережать затянувшиеся старые долги. Потому заново сообщаем о тех книгах, которые должны выйти в ближайшие 8-9 месяцев 2017 года (в вероятном порядке их следования, с весны до осени):

 

1. Эндрю Хьюгилл. ’Патафизика: Бесполезный путеводитель (пер. с англ. В. Садовского)

 

Книга английского учёного и композитора, выпущенная первоначально издательством The MIT press, посвящена практически неизвестной у нас теме, хотя работы Альфреда Жарри, основоположника идей патафизики, у нас печатались. Также у нас хорошо известны имена Артюра Кравана, Марселя Дюшана, Макса Эрнста, братьев Маркс, Антонена Арто, Андре Бретона, Эжена Ионеско, Бориса Виана, Жиля Делёза, Жана Бодрийяра и других, кто либо был членом Коллежа ’Патафизики, либо имел непосредственное отношение к этим идеям. Спираль повествования закручена от конца к началу и содержит огромное множество фактов, историй, биографий, встроенных текстов. Книга дополнена обширной библиографией по патафизике и содержит предметно-именной указатель. В русском издании также будут иллюстрации.

 

Знаменитый нулевой номер Subsidia Pataphysica. 10 августа 1965

 

’Патафизика. La ’Pataphysique. Это слово пытается исключить себя из словаря, подобно тому, как Граучо Маркс отказывался вступать в любой клуб, готовый принять его в свои члены. Это слово по-разному пытались определить, но оно постоянно избегает определения. Это скользкая рыбка, которая, сумев странным образом выжить, скачет и дёргается на прилавке рыботорговца. Как оказалось, понятие, воплощаемое этим словом, пережило своего главного представителя — Альфреда Жарри, оно существовало испокон веков и наполнилось новой энергией в цифровом веке. Для кого-то патафизика — это космический бздых, грандиозный розыгрыш, прикол школоты, беспорядочная чепуха. Для других — мыслительная деятельность, стиль жизни, научная дисциплина, доктрина, даже глубоко ироничная религия. Абсолютно бесполезная, или, как предпочитают говорить патафизики, непригодная, она, тем не менее, способна оживлять и менять мир. До сих пор, когда одни физики приходят к сомнительным выводам, их коллеги разражаются криками: «Это не физика! Это патафизика какая-то!».

 

2. Александр Бренер, Сергей Кудрявцев. Гнига зауми и за-зауми

 

Об этой книге (или гниге) мы ни разу ничего не писали, потому что она не была готова. Теперь же гнига сочинена и её можно готовить к печати. Она написана двумя авторами, один из которых – знакомый многим поэт и художник, издавший 6 книг только в одной в "Гилее" (самая новая – "Жития убиенных художников"), а другого знают больше как издателя "Гилеи" и ещё как автора "Заумника в Царьграде", выпущенного в 2016 году издательством Grundrisse. Гнига содержит несколько эссе, разделов или глав, посвящённых идеям авангарда и андеграунда, умному и заумному, лени и безмолвию, тому, для чего поэты занялись заумью и что за ней следует, а также тайным порокам академиков. Вот короткий фрагмент из неё:

 

Христофор в сражении с врагами-легионерами. Рисунок А. Бренера и Б. Шурц к разделу гниги "Легенда о святом мученике Христофоре и его странствиях за пределы разума"

 

Книга и текст подразумевают возможность чтения, поглощения и активного участия читателя в становлении текста. Гнига же – это весёлый дар не-чтения. Гнигу, которая обнаруживает процесс пищеварения и разложения языка, нельзя есть и переваривать, как обычные книги. Гнига несъедобна. Она развивает способность читателя к не-чтению, к воздержанию от потребления книг, к аскезе, к гнижному голоданию. Гнига – механизм, открывающий в отношении к слову иные (различные) возможности – отвращения, уклонения, недоверия, смеха, наблюдения, игры, созерцания, лени, деактивации языковой машины.

 

3. Манифесты итальянского футуризма (составитель Е. Лазарева, пер. с итал Е. Лазаревой и др.)

 

Об этой большой антологии мы тоже пока никому не говорили, хотя все переводы готовы. А в ней - ровно 100 манифестов футуристических итальянцев с 1909 года по начало 1940-х. Некоторые из них, конечно, раньше публиковались, а часть вошла в наше недавнее издание "Второй футуризм", подготовленное той же Екатериной Лазаревой. Но значительная часть текстов русскому читателю неизвестна, они переведены впервые специально для настоящего издания. Вот перечень разделов, из которых состоит книга:

 

Первый номер журнала Noi. 1917

 

I. Новая чувствительность

II. Политика

III. Против вечного неприятеля

IV. Царство машины

V. Война

VI. Пол

VII. Пролетариат гениев

VIII. Футуристский интернационал

IX. Полемика

X. Живопись, скульптура

XI. Литература

XII. Музыка

XIII. Театр

XIV. Фото, кино, радио

XV. Архитектура и монументальное искусство

XVI. Реконструкция Вселенной

 

4. Политические тексты мирового сюрреализма (составитель Ги Жирар, пер. с разных языков под ред. С. Дубина)

 

Работа переводчиков в ближайшее время будет завершена, и потому мы надеемся выпустить этот необычный том летом 2017 года. В него входят теоретические статьи и манифесты сюрреалистов разных стран, начиная с середины 1920-х годов и заканчивая уже нашими днями. В России сюрреализм до сих пор представляется лишь как течение в изобразительном искусстве, тогда как его политические амбиции, касающиеся общественного переустройства, полностью игнорируются. Приведём отрывок из испанского манифеста 1988 года "Восемь предложений для того, чтобы  покончить  раз и навсегда со  всеми видами национализма" (пер. Яны Забияки):

 

Альманах международного сюрреалистского движения. Амстердам, 2014

 

Чтобы раз и навсегда покончить с ужасами войны, предлагаем:

 

1. Необходимо подписать международные соглашения на случай войны между двумя, тремя и большим количеством стран для того, чтобы во всех казармах, по всем кинотеатрам и телеканалам демонстрировались фильмы, показывающие побочные эффекты, производимые в человеческом теле штыком, пулей, гаубичными снарядами разных калибров, напалмом, горчичным газом, радиоактивными веществами и другими ухищрениями, изобретенными для убиения людей.

 

2. Каждый раз, когда будет готовиться атака позиций неприятеля, командующий батальоном, взводом или полком должен проинформировать своих солдат о:

а) числе солдат, погибших в предыдущих войнах;

б) числе погибших офицеров;

в) числе сирот и вдов;

г) показывать фотографии агонизирующих бойцов (со звуковым сопровождением, воспроизводящим в записи настоящие стоны и конвульсии), чтобы постепенно привыкали к мысли;

д) фоторепортажи из иллюстрированных журналов, демонстрирующих жизнь «отцов народа»;

е) фотографии памятников Неизвестному солдату (главный эффект разубеждения).

 

3. Дезертиры будут считаться национальными  героями с обеих сторон.

 

5. Давид Бурлюк. Филонов (комментарии В. Полякова)

 

И снова книга, о которой мы на сайте ничего не писали. Повесть "Филонов" Давид Бурлюк в соавторстве с Марией Бурлюк написал в 1921 году, когда уже оказался в Японии. Главный герой - лицо собирательное, в нём поместился не только мастер "аналитического искусства" художник Павел Филонов, но и, как считает комментатор книги, сам Давид Бурлюк и его брат Владимир. Книга чрезвычайно интересна - не только различными подлинными фактами из раннего периода русского авангарда, но и авторскими идеями. Книга готовится по оригинальной рукописи и на русском языке выйдет впервые. Напомним, что недавно из печати вышла другая совместная работа Бурлюка и его жены - "По следам Ван Гога" (изд-во Grundrisse). А вот небольшой фрагмент из "Филонова":

 

Конец 1-й главы "Филонова" со стихотворением Д. Бурлюка 1898 года

 

Филонов жил в городе-спруте, выросшем из топких луговин при студёнистом, как на блюде разлитом Финском заливе.

 

Город для частного человека, которого никто не знает, для артиста, для художника, чья карьера находится в период созидания, город — это те люди, которые в нём живут, которые помнят, знают, к кому можно пойти, обратиться за помощью.

 

Филонов вспоминал бесчисленные города, он думал о том, как три дня пробыл в Лондоне, как блуждал по серым плитам тротуара среди высоких закопчённых громад; он был в Лондоне совершенно один; кругом миллионы людей; в рестораны, в театры, кебы, в вагоны собвея вливались толпы народа, и Филонов видел: часто люди держались по двое вместе, или же целая компания была знакома между собою; они вместе гуляли, вместе закусывали, вместе смотрели пьесу в театре; Филонову приходил в голову образ тонущих людей, один спасательный круг и за его петли семьёю дергалось несколько рук. Люди спасались от одиночества, спасались от будней жизни вместе.

 

Филонов блуждал по лабиринту улиц среди домов, так похожих один на другой. В сумерках около рельсовых путей он увидел дома, отвратительные, грязные, неряшливые.

 

В этих домах, подумал Филонов, должны жить отвратительные люди-калеки.

 

Филонов блуждал по городу. Во всём городе у него не было ни одного знакомого. Особенно помнились ему блуждания ночью; когда в переулках царит полный мрак, переулки злобно беременны темнотой, когда, наклонясь с моста в чёрную воду, видишь полуночного лодочника, толкающего тяжёлую барку, он равнодушно не заметит бледное тело утопленницы, всплывшей под кормой.



Поделиться ссылкой:

ВСЕГО В КОРЗИНЕ: 0

ПОКУПКА НА СУММУ: 0 РУБ.

У нас вышел двухтомник манифестов и программ итальянских футуристов с текстами Маринетти, Палаццески, Карра, Боччони, Руссоло, Деперо, Прамполини и многих других

img

Грейл Маркус

Следы помады: Тайная история XX века / Пер. с англ. А. Умняшова под ред. В. Садовского

2019

Гилея

img

Братья Гордины

Анархия в мечте: Публикации 1917–1919 годов и статья Леонида Геллера «Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых» / Сост., подг. текстов и коммент. С. Кудрявцева

2019

Гилея (Real Hylaea)