Готовится книга по патафизике, квазинаучной теории, стоящей у истоков футуризма, дада, сюрреализма и ситуационизма

 

На днях достигнута договоренность с одним из лучших американских издательств - издательством Массачусетского технологического института MIT Press, специализирующемся, в частности, на книгах по авангарду. Мы начали готовить работу британского исследователя Андрю Хьюгилла "Патафизика: бесполезное руководство", недавно вышедшую в MIT Press. Хагилл известен как композитор и автор патафизической музыки.

 

 

У нас о патафизике, некоей квази- и паранаучной дисциплине, занимающейся тем, что находится за пределами метафизики, неизвестно практически ничего, кроме того, что это слово и понятие вышло из сочинений Альфреда Жарри. Справки о ней и о возникшем в 1948 году в Париже Коллеже патафизики легко можно сыскать в Википедии (вот и вот). Однако и после ознакомления с ними мало что проясняется. А причастность к идеям патафизики и ее "институциям" таких известных личностей как Джойс, Борхес, Дюшан, Миро, Арто, Бретон, братья Маркс, Ионеско, Виан, Делёз, Бодрийяр лишь усиливает интригу.

 

Вот предварительно переведённые отрывки из авторской преамбулы к книге (перевод В. Садовского):

 

Из всего культурного экспорта Франции за последние 150 или около того лет, патафизика оказалась, на удивление, одним из самых долговечных явлений, и по сей день привлекающих всё возрастающее внимание. Само слово было изобретено школьниками из Ренна в 1880-х годах и наиболее часто ассоциируется с одним из них: поэтом и драматургом Альфредом Жарри (1873–1907). Принято считать, что патафизика находится где-то у истоков ключевых явлений искусства и культуры  XX века, включая абсурдизм, дада, футуризм, сюрреализм, ситуационизм и др. Тот факт, что относительно немногие знают о её существовании, отчасти раскрывает секрет её успеха. В отличие от других более известных «измов», тщательно задокументированных и описанных, патафизика сумела сохранить свою жизнеспособность, беспрестанно избегая «изм»измов. Она никогда полностью не становилась ни «движением», ни «философией», хотя порой демонстрирует характеристики того и другого. Она сумела просочиться и в культуру, и в общество, хотя несколько странным образом. Как пьяный бред французского поэта  XIX века проник в коллективное сознание до такой степени? Хочется надеяться, что эта книга поможет лучшему пониманию этого феномена. <…> Важно понимать, что отличает патафизику от других «радикальных», «анархических» или «экстравагантных» порывов. Это понятие часто используется слишком вольно, чтобы охарактеризовать всё, что кажется странным, эксцентричным или неестественно непостижимым. Однако это представление неверно, и в данной книге автор надеется его исправить. Патафизика представляет собой, пусть сложный и многосоставной, но бесспорно цельный комплекс идей и действий, со своей историей и определёнными зафиксированными принципами. И хотя противоречивое и исключительное вплетены в его структуру, там нет места небрежному, смутному и «новомодному». Патафизика не придает значения тому, что называется «гримасами на лице столетия», преходящим увлечениям и трендам интеллектуальной жизни, в этом отношении она непреклонна. Возможно, этого никогда не поймут и, видимо, поэтому патафизика так часто остается непонятой. 



Поделиться ссылкой:

ВСЕГО В КОРЗИНЕ: 0

ПОКУПКА НА СУММУ: 0 РУБ.

В серии Real Hylaea вышла книга поэзии Петра Смирнова – "наивного" поэта 1980–1990-х годов, тексты подготовлены поэтом Александром Ерёменко

img

Ги Дебор

Ситуационисты и новые формы действия в политике и искусстве: Статьи и декларации 1952–1985 / Сост., коммент. и примеч. С. Михайленко; пер. с фр. С. Михайленко и Т. Петухова

2018

Гилея

img

Пётр Смирнов

Будуинские холмы: Полная версия книги стихов и другие тексты 1980–1990-х годов / Подг. текстов А. Ерёменко, сост. и коммент. С. Кудрявцева

2019

Гилея (Real Hylaea)