Пост-дада 

 

Несмотря на почти всеобщее непонимание со стороны критиков искусства, некоторые всё же узнали, что движение ДАДА отражает дух ХХ века, тогда как даже футуризм ещё содержит в себе семантические и формальные проблемы пост-классического искусства.

 

Без движения ДАДА не было никакой другой возможности манифестировать наступление новой эпохи – эпохи мутации, тотальной трансформации художественных взглядов, не только путем эмпирического наблюдения, но и благодаря новому фантастическому вдохновению, переходу во все области художественного выражения, к прибавочной стоимости через разрушение всех «освящённых» и прагматических стоимостей.

 

Без ДАДА не было бы НИЧЕГО!

 

Всё пост-ДАДАистское развитие зиждется сегодня на факте новой переплавки всех идей и форм, сегодняшнее структурирование зависит от позиции движения ДАДА, которое никак не было развлечением, а было гораздо больше, чем просто ДАДАистским!

 

ДАДА было не только интроверсивно и субверсивно, но и «натравило» совершенно новые взгляды и наблюдения на все области, не только на формы, но прежде всего на основные понятия о том, что искусство должно представить людям нечто, что не подчинялось бы ни законам избыточного компенсирования космического страха, ни плохо понятой «материи».

 

ДАДА не устанавливало «вечных ценностей». ДАДА пропагандировало не метафизику, а непостижимое земного существования.

 

Есть факты, которые охотно забывают художники поп-арта и Новые реалисты.

 

В 1967 году в Париже была организована выставка «Сорок градусов выше Дада»; уже одно это неудачное название показывает, что люди в принципе ещё чувствовали себя обязанными по отношению к ДАДА.

 

Но даже новые изобретения – такие, как «хэппенинг», не так уж новы. На вечере ДАДА в Цюрихе в 1917 году Вальтер Сернер изобрёл первый «хэппенинг»: свой безмолвный поклон перед манекеном на шарнирах на открытой сцене с возложением букета цветов к его стопам он называл «поэмой».

 

Так или иначе, Новые реалисты порой преувеличивают свои средства. В “Moderna Museet” в Стокгольме Тэнгли и Ники де Фалль в 1967 году выставили лежащую беременную женщину длиной в 27 метров. В её теле зрители могли прохаживаться, а в её огромном животе могли принять участие в кинопоказе.

 

Но это было не ДАДА и не Новый реализм, а скорее ярмарочная достопримечательность.

 

Уже на «Международной ярмарке ДАДА» Клуба Дада в Берлине в 1920 году наряду с фотомонтажами, всевозможными ассамбляжами выставлялись, например, немецкий унтер-офицер со свиной головой Шлихтера, скульптура-ассамбляж Георга Гросса и Джона Хартфилда, а ОберДАДА Баадер выставил свою «дада-дио-драму».

 

Как легко можно увидеть, хэппенинги и ассамбляжи неореалистов не были неизвестны ни в Цюрихе, ни в Берлине.

 

Поэтому можно с уверенностью сказать:

 

Вначале было ДАДА.

 

Пер. с нем. Т. Набатниковой специально для "Гилеи".

ВСЕГО В КОРЗИНЕ: 0

ПОКУПКА НА СУММУ: 0 РУБ.

В издательстве Grundrisse вышли две автобиографические книги авангардных художников – Алексея Грищенко и Натальи Касаткиной

img

Братья Гордины

Анархия в мечте: Публикации 1917–1919 годов и статья Леонида Геллера «Анархизм, модернизм, авангард, революция. О братьях Гординых» / Сост., подг. текстов и коммент. С. Кудрявцева

2019

Гилея (Real Hylaea)

img

Итальянский футуризм: Манифесты и программы. 1909–1941: В 2 томах / Сост., предисл., вступл. к разд., коммент., кр. свед. об авторах и библ. Е. Лазаревой

2020

Гилея